Строительство линкоров типа "Севастополь"

   Строительство Балтийских линейных кораблей началось одновременно на двух заводах Морского министерства - Балтийском и Адмиралтейском. 3 июня 1909 года на Адмиралтейском заводе были заложены линкоры Гангут и Полтава, а на Балтийском заводе в этот же день заложены линкоры Севастополь и Петропавловск. Так было положено начало воссоздания русского флота после русско-японской войны на новом, более высоком техническом уровне. Линкор 'Полтава' на ходовых испытанияхОднако фактическая постройка кораблей на стапелях началась лишь в сентябре 1909 года. Стапельный период из-за несвоевременного ассигнования растянулся более чем на два года. Первоначальный срок готовности линкоров был назначен на первую половину 1914 года. Но стапельные работы продвигались медленно, после первого года строительства стало ясно, что установленные сроки выдержаны не будут. К концу 1910 года степень готовности линкоров по массе корпуса без брони и снабжения составила лишь 36-45%. 25 февраля 1911 года Адмиралтейский завод заключил с Обществом Франко-Русских заводов договор на изготовление и установку на кораблях Гангут и Полтава паровых турбин, котлов, вспомогательных механизмов и отливку гребных винтов. Балтийский завод изготовлял все механизмы самостоятельно.
   2 апреля 1911 года состоялось заседание МТК (Морской Технический Комитет) по вопросу применения дизель-генераторов и электродвигателей экономического хода. В работе комитета приняли участие А.Н.Крылов и И.Г.Бубнов. Практическая реализация электродвижения могла идти по двум направлениям: создание специальной муфты для подключения гребного вала либо к электродвигателю, либо к турбине или сохранение гребного вала целым, но с холостым ходом турбин при работе электродвигателей. В первом случае сомнения вызывала возможность точного соединения валов на волнении, во втором - надежность лопаток при работе турбин вхолостую. Сомнения мог рассеять только эксперимент. Было ясно, что проводить его на дорогостоящих линкорах нецелесообразно, поэтому от электродвижения отказались, а опыты перенесли на учебное судно Рында.
   16 июня 1911 года со стапеля Балтийского завода сошел первый российский линейный корабль Севастополь. Вслед за Севастополем были спущены на воду Полтава и Петропавловск соответственно 27 июня и 27 августа 1911 года. После разборки спускового устройства Полтавы многие детали были перенесены на стапель, где стоял линкор Гангут, спуск которого задержался до 24 сентября 1911 года. Однако ни башни, ни системы, ни механизмы для спущенных на воду линкоров еще не были готовы, поэтому темпы строительства резко снизились. Подготовка к установке артиллерийских башен началась лишь в 1912 году.В этом же году во внутренних помещениях кораблей приступили к оборудованию артиллерийских погребов. Не менее напряженная ситуация складывалась с постройкой турбинных механизмов для линейных кораблей. К концу декабря 1912 года Франко-Русский завод из всех заказанных ему механизмов изготовил лишь главные и вспомогательные холодильники и циркуляционные помпы. Тем не менее котлы и турбины погрузили на корабли осенью 1913 года. Зимой 1913-1914 годов рабочие и инженеры заводов изготовителей выполнили все работы по установке и регулировке артиллерийских башен и энергетических установок. Все основные работы по артиллерии и механизмам были закончены в мае 1914 года. На кораблях была установлена броня, смонтированы боевые рубки и дымовые трубы, мачты и мостики, уложен настил верхней палубы из сосновых досок. Тем не менее оставался нерешенным целый ряд вопросов, возникали также трудности с размещением личного состава.
   27 июля 1914 года Россия готовилась широко отпразновать 200-летие Гангутской победы. Линкор Гангут был четвертым кораблем, носившим это ставшее традиционным для русского флота название, и его участие в торжествах сочли необходимым. Между тем по готовности Гангут отставал от других строившихся кораблей. Поэтому Морское министерство приняло решение ускорить достроечные работы на Гангуте, даже в ущерб другим линкорам.
   15 июня 1914 года в Сараево был убит наследник австро-венгерского престола эрцгерцог Франц Фердинанд. Россия оказалась на грани войны с Германией. Началось спешное укомплектование экипажей линейных кораблей и перевод личного состава на борт линкоров. С 1 июля по приказу начальника Морскими силами Балтийского флота вице-адмирала Н.О.Эссена 2-я бригада линейных кораблей - Гангут, Севастополь, Петропавловск, Полтава - вступила в вооруженный резерв.
   5 июля несколько буксиров вывели Гангут из достроечного бассейна в Неву. Сразу же по прибытии экипажа началась погрузка топлива и подготовка к швартовным испытаниям механизмов. В 12 часов дня 18 июля на борту линкора собралась комиссия для проведения испытаний. В шести котлах развели пары. Сначала были испытаны правый бортовой и средний винты на передний и задний ход, затем левый бортовой и средний винты. Комиссия положительно оценила результаты испытаний механизмов и допустила линкор к испытанию механизмов в море. В этот же день линкор Гангут вступил в кампанию и в полночь 20 июля, на второй день войны, поднял вымпел. Хотя далеко не все было испытано и оставалось множество недоделок, линкор Гангут встретил 200-летие Гангутской победы и начало войны в строю под флагом начальника 2-й бригады линейных кораблей контр-адмирала А.С.Максимова. Примерно в то же время и по той же программе были проведены швартовые испытания линкора Севастополь.
   В августе - сентябре 1914 года приемные комиссии испытали и приняли на кораблях электрические шпили, лебедки для погрузки угля, телефоны и телефонную сеть, машинные вентиляторы, камбузное оборудование, водоопреснительную установку, крановые устройства, системы затопления отсеков и артпогребов, водоотливную и осушительную системы, турбонасосы и осушительные помпы, системы аэрорефрижерации артпогребов и центральных постов, дизельгенераторы. Но ходовые испытания линкора Гангут задерживались из-за крупной аварии рулевого устройства. Она произошла 29 июля при регулировке электропривода управления рулями. На ремонт рулевого устройства ушло более полутора месяцев.
   21 сентября линкор Гангут был переведен на буксирах в Кронштадт, а 28 сентября совместно с линкором Севастополь, который был переведен в Кронштадт на несколько дней раньше, вышел в море на ходовые испытания. Во время этих испытаний вышла из строя правая турбина. Дальнейшие испытания механизмов линкора Гангут пришлось отложить до окончания ремонта турбины.
   Первым из линейных кораблей закончил ходовые испытания и был принят в казну Севастополь. 27 сентября 1914 года было произведено официальное трехчасовое испытание на нормальную мощность главных механизмов и котлов. Испытания начались в 13 часов, частота оборотов турбин постепенно увеличивалась и к 14 часам достигла 260 оборотов в минуту. Такой режим поддерживался в течении всего времени испытаний. Скорость корабля по лагу составила 19 узлов. Средняя мощность для всех четырех валов оказалась равной 32950 лс при средней частоте вращения валов 260 об/мин. Расход угля составил 30,65 тонн в час.
   24 октября 1914 года для пробы механизмов на швартовах был предъявлен линкор Полтава. Во всех режимах главные турбины и механизмы работали исправно. Корабль стали годовить к пробе механизмов на ходу. Но в конце октября при выходе из гавани линкор Гангут врезался носом в корму Полтавы, сделал пробоину в ее корпусе выше ватерлинии и сорвал кормовой верп, одновременно повредив себе форштевень. Намеченные на 9 ноября испытания пришлось отложить. 24 ноября 1914 года после устранения повреждений линкор Полтава вышел в море на испытания. Из-за отсутствия достаточных навыков в обслуживании котлов у кочегаров полного парообразования достичь не удалось, что сказалось на полученных результатах. Средняя частота вращения гребных валов за время испытаний составила 230 об/мин, а скорость 17 узлов. Средняя мощность на всех валах составила 20000 лс. Котлы и механизмы во время испытаний функционировали исправно и корабль был принят в казну.
   20 декабря 1914 года состоялись испытания линкора Петропавловск. Перед выходом в море средняя осадка корабля на 2 фута и 2 дюйма превышала спецификационную. В 8:08 линкор снялся с якоря, имея под парами 17 котлов и дал ход. В 10 часов в действие были введены остальные 8 котлов, и к 11:30 частота оборотов турбин была доведена до 270 оборотов в минуту. Испытания продолжались в течении четырех часов. Общая мощность турбин достигала 38872 лс. Скорость корабля оценивалась по частоте оборотов и измерялась лагом, она составила 21 узел. За время испытаний котлы и турбины работали исправно, нагревания подшипников не наблюдалось. Корабль был принят в казну.
   Наконец, 21 декабря 1914 года в 8 часов 45 минут линкор Гангут с приемной комиссией на борту снялся с якоря и вышел в море на ходовые испытания. К 9 часам частота вращения турбин была доведена до 260 об/мин. Пар в котлах держался ровно, подшипники турбин не перегревались. Контр-адмирал Максимов в телеграмме на имя морского министра сообщал: "Испытания машин отличные, средняя скорость 20,3 узла, наибольшаа 21 без форсировки. Могли дать больше." В 3:30 утра 22 декабря 1914 года линкор вернулся в Кронштадт. В этот же день приемная комиссия подписала акт о приемке линкора.
   Линейные корабли Севастополь, Петропавловск, Гангут и Полтава были переведены в Гельсингфорс, где базировались корабли действующего флота. На борту кораблей находилось большое количество рабочих, которые в течении зимы 1914/15 годов устраняли недоделки и готовили артиллерийское и торпедное вооружение.
   В конце 1915 года были проведены испытания на максимальную скорость, чему отчасти способствовал случай - авария на линкоре Полтава. В августе 1915 года на линкоре было замечено значительное усиление вибрации кормы, когда линкор шел эскадренным ходом в 18 узлов. 7 ноября 1915 года комиссия осмотрела подводную часть линкора Полтава, поставленного в сухой док. Было обнаружено, что лопасти всех гребных винтов имеют глубокие трещины. На крайнем левом и левом среднем винтах отломано по одной лопасти, на крайнем правом винте одна из лопастей отогнута. 21 ноября 1915 года после замены винтов, очистки корпуса и вывода линкора Полтава из дока были проведены испытания по расширенной программе. Было наконец установлено, что линейные корабли типа Севастополь, несмотря на перегрузку, могут развивать проектную скорость, а параметры их энергетических установок соответствуют контрактной спецификации. Линейные корабли, как оказалось, имели дифферент на нос, в связи с чем плохо управлялись на малых ходах, поэтому были проведены работы по перераспределению нагрузки.

Литература:
А.П.Шершов. "История военного кораблестроения." Военно-Морское издательство.1940
"История отечественного кораблестроения." Санкт-Петербург, Судостроение.1995

на главную страницу